Увійти|Реєстрація

м. Київ вул. Михайлівська, 12 Б

+38 (044) 228-87-59
+38 (044) 278-12-52
info@cgpa.com.ua

Підписатись на новини
16.11.2015З нашої бібліотеки: Гринмейл, или Что такое корпоративный шантаж и как с ним бороться

Ми відкриваємо нову рубрику «З нашої бібліотеки», в якій будемо публікувати цікаві статті мовою оригіналу, що стосуються корпоративного управління.

При написании статьи использованы материалы La Libre Belgique

Красивое слово “гринмейл” пока что практически не употребляется в украинских предпринимательских кругах. Практика “финансового”, “корпоративного шантажа” или “экономического террора” не чужда отечественному бизнесу, хотя его случаи довольно редки. Что же такое гринмейл, откуда он взялся и как с ним бороться?

Законное вымогательство

Словарь рыночной экономики трактует термин “гринмейл” (от английского greenmail – буквально, “зеленая почта”) следующим образом: “корпоративный шантаж путем скупки значительного числа акций какой-либо компании с предложением продать их по повышенным ценам при условии, что другие компании подписывают соглашение о невмешательстве”. Данный термин происходит от blackmail (“черная почта”) – уголовно наказуемый шантаж, вымагательство. Вероятно, именно поэтому давно уже полноправному экономическому понятию изначально придается негативный оттенок. Однако между “зеленой” и “черной почтой” существует принципиальное различие: классический гринмейл всегда осуществляется в рамках закона, хотя в юриспруденции такого понятия не существует.

Использование гринмейла преследует две основные цели: во-первых, понуждение предприятия выкупить собственные акции (доли) по значительно завышенной цене; во-вторых, захват предприятия посредством перехвата управления (в этом случае гринмейл является зачастую лишь составной частью целенаправленной кампании так называемого недружественного поглощения). Тактика корпоративного шантажа довольно проста. Схема классического гринмейла предполагает, что атакующая структура покупает на фондовом рынке небольшой пакет акций преуспевающей компании, после чего новоиспеченный акционер начинает публично критиковать руководство компании. Затем наступает черед жалоб в контролирующие и правоохранительные органы, а также судебных исков по любому поводу. Результатом такой деятельности является либо получение отступных за отказ от претензий, либо продажа своего пакета акций по завышенной цене. Вот и все.

На Западе гринмейл считается одним из видов бизнеса, но увлекающихся им предпринимателей не любят ничуть не меньше, чем назойливых представителей Канадской торговой компании. Изобретателем гринмейла принято считать американского миллиардера Кеннета Дарта. Биография Дарта настолько занимательна, что мы не можем не посвятить ей несколько строк, хотя она, наверное, достойна отдельной книги серии “Жизнь замечательных людей”.

Финансовый стервятник

Отец Кеннета Уильям Дарт изобрел одноразовые пластиковые стаканчики и основал компанию Dart Container, крупнейшего в мире производителя подобной продукции. Поговаривают, что после его смерти в конце 80-х годов будущий “великий махинатор” с помощью тонкой семейной интриги “кинул” старшего брата Тома и унаследовал богатейшую промышленную империю отца. Получив около 4,5 миллиардов долларов в наследство, Кеннет не стал вкладывать их в долгосрочные проекты, поскольку на разрушении можно заработать больше, чем на созидании, – этот урок американских “бешеных 80-х”, сопровождавшихся взрывным ростом биржевых спекуляций и падением производства, Кеннет усвоил на всю жизнь. Вкладывать средства следует, по Дарту, только в то, что можно высосать до предела, а затем смять и выбросить, как пластиковый стаканчик.

В 1992 году он выкупил около 4% внешнего долга Бразилии, Спустя два года, когда эта страна договорилась со всеми 700 кредиторами о реструктуризации своего долга, один Дарт с планом не согласился и потребовал для себя особых условий. Вести с ним переговоры было невозможно; нахрапистый бизнесмен заламывал за свое согласие такую астрономическую сумму, что правительство Бразилии решилось на реструктуризацию долгов без участия американца. Тот подал в суд и оттягал у Бразилии более 800 миллионов долларов. После этого за Дартом навсегда закрепилось прозвище “стервятник”. Маниакальная настойчивость в наказании жертвы, не выполняющей навязываемые ей условия стала восприниматься как неотъемлемая черта настоящего “финансового стервятника” – ведь если один раз дать слабину и выпустить жертву, то следующие будут менее сговорчивы.

Когда в США были приняты законы, облагающие полученные от “гринмейла” доходы налогами до 80%, Кеннет Дарт “кинул” и свою родину, отказавшись от американского гражданства. Теперь он гражданин Белиза и Ирландии одновременно, но живет постоянно в международных водах. Дрейфует где-то в районе Бермудского треугольника, заточив себя в корпусе 60-метровой бронированной яхты. Кабинет Дарта не имеет иллюминаторов и абсолютно герметичен. За всем происходящим на судне его владелец наблюдает с помощью телеметрических систем, опутывающих все судно, поскольку собственной команды Дарт боится тоже. Яхта оснащена телекоммуникационными системами, позволяющими Дарту распоряжаться всеми своими капиталами, не покидая закупоренного кабинета. Таким образом, успех в делах “стервятника” обернулся добровольной, хотя и комфортабельной тюрьмой посреди океана.

Непреодолимая оборона и неотразимое нападение

Успех мистера Дарта в его деятельности привел к появлению у него многочисленных последователей во всех странах мира. Опасность корпоративного шантажа достаточно велика прежде всего в силу его неожиданности и неспособности предприятия выдержать давление, поскольку гринмейлеры практически никогда не нападают на сильные структуры или предприятия. Поэтому одним из наиболее эффективных методов борьбы с корпоративным шантажом являются мероприятия профилактического характера, суть которых заключается в организации максимально эффективной системы защиты до момента нападения.

Обобщая практику гринмейла, финансовые аналитики предлагают целый комплекс мероприятий для предотвращения корпоративного шантажа. В него входит минимизация числа миноритарных акционеров; соблюдение предусмотренных законодательством прав акционеров; приведение в соответствие с правовыми нормами приватизации предприятия; передача реестра акционеров независимому реестродержателю; осуществление контроля за движением имущества в регистрирующем органе; мониторинг состояния личных лицевых счетов в реестре; противодействие утечке информации и постоянная проверка лояльности менеджеров.

Еще раз подчеркнем, что все эти мероприятия наиболее эффективны только до момента, когда предприятие подвергается нападению корпоративных вымогателей. Это не тот случай, когда лучше поздно, чем никогда. Ведь те же аналитики в один голос заверяют: если за дело берутся профессиональные гринмейлеры – в большинстве случаев, как говорится, пиши пропало.

Главное в атаке “стервятников” – наличие плана, денежных средств, конспирация, использование в основном правовых и очень редко неправовых методов, подкуп должностных лиц, знание и использование ошибок администрации. Основная ошибка администрации в том, что контрольный пакет не был консолидирован топ-менеджментом предприятия (большое количество миноритарных акционеров). Вторая по значимости ошибка – слабый контроль за хранением документов. Третья ошибка – кадровая: возможность вербовки так называемого “инсайдера”, который будет передавать гринмейлерам конфиденциальную информацию. Кстати, доказать факт использования инсайдерской информации – практически единственный способ поймать “стервятника” на горячем.

В основе нападения гринмейлеров всегда лежат схожие технологии, но несовершенство законодательства в каждой отдельно взятой стране и обязательное наличие “скелета в шкафу” у любой компании позволяют “шантажистам” снова и снова использовать давно проверенные средства.

Если перед “стервятником” стоит цель принудить предприятие, обычно в судебном порядке, к выкупу у него собственных акций (долей) по значительно завышенной цене, то обычно гринмейлеры прибегают к следующей схеме: на первом этапе гринмейлер становится акционером предприятия, приобретая небольшой пакет акций, позволяющий использовать законодательство об АО или ООО для юридических действий, целью которых является саботаж финансово-хозяйственной деятельности предприятия (например, пакет акций более 10% даёт возможность гринмейлеру требовать созыва внеочередных общих собраний акционеров буквально каждый день); второй этап, как правило, самый продолжительный и состоит из многочисленных судебных разбирательств, с количеством и сложностью которых штатные юристы предприятия обычно справиться не в состоянии, а также проверок финансово-хозяйственной деятельности предприятия всеми возможными государственными проверяющими органами. В результате компании часто, выбирая между двух зол, предпочитают выложить кругленькую сумму денег за удовольствие никогда больше не услышать о наглом акционере.

В случае же, если гринмейл является составной частью широкой кампании по недружественному поглощению предприятия вопреки интересам его аффилированных лиц (крупнейших акционеров и менеджеров предприятия), используются преимущественно более агрессивные технологии: единовременная, четко организованная скупка акций предприятия у мелких акционеров; грубое давление на сопротивляющихся действиям гринмейлера руководителя и менеджеров предприятия посредством угрозы уголовного преследования (обычно успешно предпринимаются попытки возбуждения уголовных дел по фактам финансово-хозяйственной деятельности предприятия), а так же угроз другого рода; привлечение всех проверяющих деятельность предприятия государственных органов с целью саботажа работы предприятия; и, что естественно в наш информационный век, активная публикация в СМИ неблагоприятных для руководителя, менеджеров и самого предприятия компрометирующих материалов, в том числе распространение слухов о скором банкротстве предприятия, возбуждении уголовных дел в отношении администрации и т.д., и т.п.

В общем, аналитики советуют менеджменту предприятий никогда не терять бдительности и не расслабляться, ибо на каждую непреодолимую оборону от шантажа всегда может быть осуществлено неотразимое гринмейлеровская нападение. И не всегда это будет полностью отрицательным явлением. Да, по большому счету гринмейл – это злоупотребление миноритарных акционеров своими правами; да, вообще-то это шантаж. Но некоторые эксперты видят в нем еще и один из очень немногих способов мелких держателей акций защититься от произвола акул бизнеса в бурном финансовом океане. Более того, многие полагают, что в условиях настоящей рыночной экономики гринмейлеры выполняют функцию “санитаров леса”, являясь реальной угрозой для акционерных обществ, не соблюдающих права своих акционеров. Корпоративный шантаж является мощным фактором естественного отбора для руководителей акционерных обществ. Выживают сильнейшие. Гринмейлеры “выбивают” нерадивых директоров, препятствуют размыванию активов обществ, вынуждают руководство компаний неукоснительно соблюдать процедурные вопросы корпоративного управления до последней запятой.

Особенности национального гринмейла

До постсоветского пространства из своей каюты Кеннет Дарт дотянулся в середине 90-х годов, скупая в России через подставных лиц небольшие пакеты предприятий топливно-энергетического комплекса. Первыми жертвами “стервятника” в 1997 году стали нефтяники – в частности, компании “ЮКОС” и “Сибнефть”. При этом в качестве основного рычага он избрал “защиту прав миноритарных акционеров”. Однако большого успеха обращения Дарта к государству в виде судебных исков успеха шантажисту не принесли.

Главным же последствием деятельности “бермудского затворника” стало то, что некоторые быстро ориентирующиеся игроки на российском финансовом рынке принялись старательно воплощать в жизнь его идеалы. Гринмейлеровским атакам в той или иной форме подвергались самые различные российские предприятия: от “Нижегородского масложирового комбината” до Сбербанка, от “Уралхиммаша” до “Газпрома”. К “почетным” гринмейлерам относили Бориса Федорова (бывший министр, вице-премьер, депутат Госдумы, нынешний член советов директоров ряда естественных монополий), Бориса Абрамовича (думаю, уточнять кто это такой не нужно) и еще с десяток представителей российской бизнес-элиты. Короче говоря, богата оказалась на современных Остапов Бендеров земля русская…
А что же с Украиной? Пока что имя Дарта в связи с отечественным гринмейлом не связывали. Да и сам термин звучит в нашей стране крайне редко. Но только как же называть процессы вокруг “Криворожстали”, когда в суд подает неназваный пока обладатель нескольких акций предприятия? Или вокруг “Динамо” (Киев), где Григоришину принадлежит 0,18% акций? Кто-то может и не согласиться с предлагаемой формулировкой, но, как говорится, от перемены мест слагаемых суть дела не меняется.

Кроме вышеназванных в Украине пока вроде бы не было громких случаев гринмейла, и этому есть свое объяснение. Как мы уже не раз говорили, обязательным условием корпоративного шантажа является наличие у гринмейлера пакета акций компании-цели, и чем больше такой пакет – тем лучше. Особенностью национального “финансового терроризма” является то, что владелец предприятия обычно скупает намного больше, чем 50%+1 акций – тогда он может проводить собрания акционеров даже без остальных держателей. А контакты во власти позволяют ему задним числом уладить многие юридические моменты, которые могли бы стать основой для гринмейла. Ну и плюс широкие возможности решить все вопросы с помощью вороного ствола, а не гусиного пера, как это принято во всем цивилизованном мире.

Источник: http://podrobnosti.ua